Holly Lannister (ov_20) wrote,
Holly Lannister
ov_20

ну, посплетничаем, что ли.

переведенный в начале эпохи свободной России десятитомник Ги Бретона "Женщины и короли" (в оригинале "Histoires d'Amour de l'histoire de France"- сборник газетных колонок, которые автор писал 10 лет) среди меня в детстве и несколько позже пользовался безумной популярностью, но... избирательно, где-то до третьего тома и конца XVI века-середины XVII. После этого французская придворная история стала казаться какой-то тоской и сборищем сомнительных личностей, которые, подобно швейцарскому адмиралу из моего любимого анекдота, fuck, fuck and never sail.

но я вот вам запощу одну из любимых историй оттуда, на тему сегодняшнего предыдущего поста. Итак, действующие лица:
- Филипп I, король Франции (практически соотечественник, ибо сын Анны Ярославны), недавно отправивший супругу в монастырь, поскольку опротивела,
- Фульк Анжуйский, граф,
- Бертрада, вторая жена графа, моложе его на 30 лет; дочка Симона I де Монфора, кстати.

Далее - прямая цитата из перевода Бретона.

"Филиппу в то время было сорок лет. У него был страстный темперамент. Получив свободу, он тут же принялся разыскивать более стройную супругу. Он еще не сделал выбора, когда его посетил человек; посланный Бертрадой де Монфор, женой Фул де Решин, анжуйского графа, и сказал ему:

— Дама Бертрада очень боится быть отвергнутой своим мужем, который не постеснялся выпроводить двух своих прежних жен самым бесстыдным образом. Она хочет опередить его, выйдя замуж за другого человека. Поскольку вы ей приятны, господин, и в настоящее время свободны, она просит разрешения встретиться с вами.

Филипп, слышавший о Бертраде и раньше, не заставил повторять дважды ее просьбу, и тотчас поехал в Тур, где проживала со своим мужем графиня.
Король был буквально покорен молодой женщиной, у которой были не только самые прекрасные в мире глаза, но еще что-то сладострастное в манере общения, что ему понравилось больше всего.

Впрочем, вот что пишет летописец Сюжер об этой красивой, но коварной женщине: «Это была сверх привлекательная особа, безупречно владеющая замечательными женскими уловками, с помощью которых смелым женщинам легко удается заставить мужей жить у них под каблуком, засыпая при этом постоянными упреками: она приучила исполнять все капризы анжуйского графа, он чтил ее как королеву и часто сидел на табуретке, куда она обычно клала ноги. Будто заколдованный, он слепо повиновался ей».

Самозабвенно влюбленному Филиппу достаточно легко удалось добиться встречи с Бертрадой наедине.
После приятно проведенного времени, собираясь расстаться и награждая друг друга последними поцелуями, вдруг сгорающая от любви анжуйская графиня крепко сжала в объятиях короля и страстно прошептала:
— Украдите меня!
— Сейчас это невозможно, — проговорил Филипп, — но этой ночью все приготовлю для нашего отъезда, и завтра, в субботу, мы уедем. Будьте в церкви Святого Жана во время мессы…

На следующий день, накануне дня Троицы, Бертрада с утра молилась в этой церкви. Вскоре к ней присоединился Филипп и принялся молиться так самозабвенно, как некогда он молился с Бертой. Вдруг, когда каноники принялись за освящение купели, он быстро подхватил Бертраду и на глазах изумленной толпы выбежал из церкви. У дверей король предусмотрительно поставил группу всадников.
— Чтобы никто не смел выходить из церкви! — прокричал он им.

Потом, вскочив на лошадь и посадив сзади себя свою красавицу, он помчался к Орлеану.
Это похищение вызвало невообразимый скандал. Для обсуждения происшедшего срочно собралось высшее духовенство, а анжуйский граф, который нежно любил свою супругу, слег в постель — таким несчастным он себя почувствовал.

Однако через несколько дней, оправившись, он написал королю нелестное письмо и стал готовиться к войне.
Филипп, погруженный полностью в свое счастье, даже не потрудился ему ответить. Тогда Фулк стал угрожать: «Верните мою жену, иначе осажу Орлеан… Вы будете побеждены, ибо я соберу под свои знамена всех мужчин Франции, которых возмутило ваше поведение».
Филипп читал письмо, смеясь:
— Если на его сторону встанут все рогоносцы, — проговорил он, — возможно, королевская армия и будет побеждена…

Наконец, через несколько месяцев Фулк успокоился, а Бертрада, убедившись, что ее власть над несчастным анжуйским графом еще очень сильна, решила позабавиться и пригласить его в Орлеан.
Фулк приехал. Во время трапезы Бертрада была одинаково нежна и с мужем, и с Филиппом. Она по очереди целовала их и так тонко себя вела, что к концу обеда двое мужчин помирились.
— Ну, вам пора возвращаться, мой друг, — любезно сказала Бертрада.
Фулк, поцеловав свою жену в лоб и пожав руку королю, отправился домой в Тур... "


короля Франции папа потом отлучит от церкви (и Филипп 10 лет проживет под интердиктом, разведется в итоге с Бертрадой, но жить с ней будет все равно), а сын Бертрады и Фулька, тоже Фульк, со временем стал королем Иерусалима.
в свою очередь у этого самого Фулька был сын Жоффруа по прозвищу Плантагенет, который женился на Матильде Английской, и уже их сын стал английским королем Генрихом II...

и как эту семейку не любить?
Tags: history
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments