?

Log in

No account? Create an account
 
 
Holly Lannister
Macbeth / Макбет (2015)

Oh, full of scorpions is my mind, dear wife
- Macbeth (Michael Fassbender)


macbeth-2015-poster-4


Я третий день подхожу к клавиатуре и отхожу от нее - потому что я не знаю, что сказать о фильме "Макбет". То, что это абсолютно идеальная экранизация не буквы, но духа пьесы - вполне понятно всем, кажется; но Курцель идет дальше - он из пьесы делает миф, когда не важны ни особенности передачи, ни конкретный медиум. Помните, как у К.С. Льюиса:




… миф, по сути, вовсе и не состоит из слов. Никто не станет спорить, что сказание о Бальдере — это великий миф, обладающий непреходящей ценностью. Но о каком изложении — о каких, принадлежащих тому или иному автору словах мы думаем, утверждая это?
Я, со своей стороны, совершенно не думаю о чьих-либо словах… Мое воображение питает и волнует определенный узор событий, которые точно также взволновали бы меня, будь они сообщены мне каким-нибудь иным, пусть даже бессловесным средством изображения — например, пантомимой или немым кинофильмом. И мне кажется, что это справедливо в отношении всех подобных историй… "Сгодится" любое изобразительное средство, способное запечатлеть в нашем воображении эти события. После чего средство сообщения можно выбросить на помойку…



Точно так же и фильм Курцеля - он питается текстом Шекспира и выводит его на совершенно иной план, план мифический. В мифическом пространстве может одновременно сочетаться суровый реализм, от грязи до крови, и духовных идеализм - когда совершившие преступление несут кару не по причине раскрытия своего участия - а по причине осознания этого преступления. В мифическом пространстве у всех поступков могут быть одновременно и логические оправдания (вроде добавленной сцены с ребенком), и оправдания потусторонние (ведьмы и видения).
Мифическое пространство - не театральное; в нем не может быть долгих монологов и обращений к залу. Именно поэтому герои Курцеля говорят отрывками шекспировских реплик, а монологи превращают в диалоги - пусть и с призрачными участниками. Именно поэтому тут нет помпезности и величия сцены; тут есть величие фигур героев, а не декораций. Тут есть фоны:  серость пейзажа, яркость травы, багрянец пожарища. Есть окружающая обстановка, есть костюмы, есть реквизит - но они не воспринимаются именно как костюмы, и декорации, и реквизит. Это не театр, это миф.

И огромное спасибо Курцелю, что он взял на все роли актров, способных в этом мифическом пространстве существовать: никто не сбивается на театральность, никто не вспоминает, что они тут вообще-то Шекспира-классика дают. Нет, они там живут. Все.

Господи, как круто-то.
 
 
Current Mood: happyhappy