July 24th, 2011

Sam Worthington

justice vs vengeance

The Debt / Расплата (2010)

I'm not brave, I'm terrified.
- Rachel Singer (Jessica Chestain)


Три молодых агента Моссада - и Стефан (Мартон Чокаш), Давид (Сэм Уортингтон) и Рахиль (Джессика Честейн) в 1965 году выкрали и убили Хирурга из Биркенау (Йеспер Кристенсен), нациста, который ставил в Освенциме опыты на заключенных. Их приняли на родине как героев, и 30 лет спустя дочь Стефана (Том Уилкинсон) и Рахили (Хелен Миррен) написали книгу об этом деле.
В день её выхода третий участник похищения, Давид (Киеран Хайндс) попал под машину - и это, похоже, было самоубийством. А причины самубийства кроются в событиях 1965 года в Берлине...

Фильм пришлось искать по всем концам географии: во Франции он вышел 15го июня, огромной кассы не собрал и потому, само собой, прокат его почти прекратился. Благослови боже маленькие самостоятельные кинотеатры: то, что в сетевых уже не найти, у них спокойно прокатывается. В итоге смотрела с залом пожилых французов (которые, кстати, спокойно смотрят кино с субтитрами).

Режиссер Джон Мэдден ("Влюбленный Шекспир", "Мандолина капитана Корелли") снял ремейк недавнего израильского фильма по сценарию и под продюсерской рукой Мэттью Вона. И фильм оказался очень медленным, очень неспешным триллером, в котором не так уж много всего происходит - но оторваться совершенно невозможно, даже когда тебе на протяжении часа рассказывают историю, конец которой показали чуть ли не в первых кадрах. И актеров подобрали очень удачно: вся троица что в молодости, что в старости придерживается одних и тех же образов, и неявное, но все-таки сходство между ними есть. Джессика Честейн фанастическая, Хелен Миррен и Том Уилкинсон на очень высоком уровне, Сэм - ох, Сэм прекрасен.

Как всегда в переделках чужого кино - там немножко проблемы с деталями, причем очновные - с языком. Главный вопрос, который меня мучил весь фильм: зачем главные герои на английском говорят с акцентом все время?! Я еще могла бы понять, если бы их персонажи _общались_ по сюжету на английском, тогда было бы более чем объяснимо. Но там английский заменяет иврит - и почему же у них у всех акцент постоянный, а?! На этом фоне акцент героини Миррен, с которым она говорит в Виннице (!) и спокойно выдает себя за местную - так, мелкая шалость.

Но, с другой стороны, какая разница, если детали неправильны? Идея-то шикарная; о том, что некоторые вещи все-таки ломают человека, даже с опозданием на тридцать лет, и одна из таких вещей - идея справедливости. Меня еще в середине фильма убило немножко - зачем над пойманным нацистом так трясутся? Не хочет есть - ну, можно не кормить, от этого за пару дней не скопытится. Пытается убежать - с простреленной коленной чашечкой фик убежит. Но нет, им хотелось суда и справедливости, и очень хорошо показано, куда оно приводит. Collapse )
Captain Obvious

Melina Marchetta, "Finnikin of the Rock"

Читала по совету assainova и теперь даже как-то неудобно - ей понравилось очень, а сейчас я в грязных сапогах по книжке пройдусь ;(

Почти десять лет назад в мирном королевстве Люматере произошли five days of the unspeakable, «пять дней неописуемого» – была убита вся королевская семья, сожжены на кострах большая часть лесных жителей, поклонявшихся темной богине Саграми, а власть захватил кузен короля. И с тех пор на Люматере опустился туман, и никто не может проникнуть сквозь него – ни внутрь, ни наружу.
Сын капитана королевской стражи, Финникин, десять лет назад вместе со своим другом, принцем Бальтазаром, принес клятву – охранять Люматере. И теперь он вместе с немолодым сэром Тофером, Первым Человеком (считай, премьер-министром), объезжает лагеря беженцев в соседних королевствах и пытается помочь своим соотечественникам хоть как-то. И однажды ему приносят весть, что принц Бальтазар жив, а провести к нему может послушница святилища светлой богини Лаграми, Эваджелин…

Вот зарекалась я читать young-adult книжки в жанре классической фэнтези, и не зря. Почему-то для подростков у соответствующих авторов хорошо получается описывать либо вампиров и прочую нечисть в современном антураже, либо отдельно чуЙства, но как только автор YA-книжки из мегаполиса или милого-заброшенного-городка переходит к королевствам и магии, так сразу хочется настучать ей по голове: не умеешь – не берись. К тому же ей, видимо, очень хотелось с одной стороны сделать что-то эпическое (и потому герои шастают зигзагом по всем окраинам её мира), а с другой – про любоффь (и любовь в борьбу за независимость вписана очень своеобразно, конечно).

Проблема даже не в том, что Марчетта вместо описания мира дает какие-то схематичные наброски, друг другу противоречащие, и далет это очень заунывно; проблема в том, что ей это не очень интересно. Ей интересно про чувства – и про чувства у нее выходит неплохо; но поскольку все происходит на фоне совершенно картонного задника, поверить в происходящее приходится себя заставлять, увы. К тому же популярная среди дам-фантазисток идея о girl power (тут реализованная через способности к магии в дни, простите, менструации) реализована так кособоко, что очень хотелось запустить книжкой в стену.

Пичалька.

Но если забыть на минутку про фэнтези-антураж и сосредоточиться на идее жертвенности, которую Марчетта насильно запихивает читателю в глотку, а также том, как эта жертвенность калечит её главных героев (при этом автор этого, кажется, не замечает) – то можно получить определeнное удовольствие.
  • Current Mood
    rushed rushed
  • Tags